0 800 305 911

бесплатные звонки
с телефонов всех операторов Украины

Как защитить репродуктивную функцию от влияния химиотерапии и облучения?

В Медицинском центре «Медикавер» провели уникальную процедуру по криоконсервации ткани яичника онкобольной девушки.

Когда человек сталкивается с онкодиагнозом, естественно, что единственная его цель – побороть болезнь, выжить. Поэтому мало кто из пациентов онкологических клиник задумывается над тем, что будет с ним после выздоровления. А людей, успешно преодолевших рак, с каждым годом все больше. Многими историями доказано – жизнь после рака есть!

Как есть и его последствия. Одно из возможных осложнений тяжелого онколечения – потеря фертильности.

Что нужно знать о лечении в онкологии?

Применяемые сегодня во всех онкоцентрах методики лечения рака является токсичным – об этом знают все. Но не все осознают, что и химиотерапия, и облучение, вместе с другими органами и системами организма, влияют и на репродуктивность. Особенно беспощадными они являются в детской онкологии. Вот как об этом рассказывает врач-онколог Западноукраинского специализированного детского медицинского центра Роман Кизыма:

«В детской онкологии лечение является более агрессивным, чем во взрослой. Именно поэтому оно дает лучший результат. Почти все используемые нами схемы поражают фертильность. Мы больше рискуем, чем во взрослой онкологии, потому что у нас задача вылечить человека на всю жизнь, а во взрослой – лишь её продлить. У детей очень токсичные режимы, что в онкологии, что в гематологии. Почти всегда в очень больших дозах, иногда втрое больших чем у взрослых, присутствуют алкилирующие агенты (которые вместе с опухолевыми подавляют деление и в нормальных клетках – авт.) и антрациклины (противоопухолевые антибиотики – авт.). Дети их переносят лучше».

Сегодня нет данных о том, сколько детей, молодых людей, женщин и мужчин репродуктивного возраста, пройдя тяжелое онколечения, потеряли фертильность навсегда, а в скольких из них состоялось естественное восстановление репродуктивной функции. Как нет статистики и о количестве пациентов репродуктивных клиник, имеющих в анамнезе успешно вылеченное онкологическое заболевание. Все эти данные являются конфиденциальными, поэтому никем не собираются и не анализируются.

Зато есть опыт других стран, где методики по сохранению фертильности у онкобольных не только введены в обязательные протоколы, но и финансируются государством.

«Эта практика является распространенной в мире, имплементирована в большинстве стран, где работают вспомогательные репродуктивные технологии, – рассказывает Ульяна Дорофеева, медицинский директор Европейской сети медицинских учреждений «Медикавер» в Украине– И уже известно о 150 детях, рождённых вследствие забора, криоконсервации и обратной трансплантации ткани яичников. Опыт наших международных коллег говорит, что минимальный возраст детей, у которых был произведён забор ткани с последующей её крикоконсервацией, – три года».

Какие есть методы сохранения фертильности?

Согласно Приказа МЗУ №787 от 09.09.2013, утверждающего Порядок применения вспомогательных репродуктивных технологий в Украине, в нашей стране разрешены такие методы сохранения фертильности для онкобольных:

  • для юношей и мужчин – забор и криоконсервация спермы;
  • для девушек и женщин – забор и криоконсервация яйцеклеток (ооцитов) и (овариальной) ткани яичников;
  • для супружеских пар – криоконсервация эмбрионов.

«Криоконсервация – это процедура сверхбыстрого замораживания биологического материала, – объясняет руководитель отделения вспомогательных репродуктивных технологий «Медикавер» в Украине, врач-репродуктолог Роксолана Семчишин. Процедура заморозки является абсолютно безопасной, не влияет на клетки, не изменяет их хромосомный набор. По этому поводу было проведено много исследований. Все они показали абсолютную безопасность применения криоконсервации во вспомогательных репродуктивных технологиях. Детки, рожденные из криоконсервированных яйцеклеток, сперматозоидов или эмбрионов, ничем не отличаются от тех, которые были зачаты при естественном планировании беременности».

Особенности женской и мужской программ по сохранению фертильности

Юношам и мужчинам легче сохранить свои репродуктивные клетки – процедура сдачи и криоконсервации спермы не требует дополнительной длительной подготовки и имеет вполне доступную стоимость. Поэтому и парней, которые на нее соглашаются, значительно больше, чем девушек.

«Для мужчин процедура заморозки чрезвычайно проста, – рассказывает врач-репродуктолог «Медикавер» Роксолана Семчишин. – Предварительно нужно сдать контрольные анализы (стоимость ориентировочно 800 грн), а затем прийти в клинику, предварительно подготовившись как к спермограмме, сдать порцию спермы и отдать ее на заморозку. Стоимость заморозки – примерно 1000 грн».

А криоконсервированный материал в Медицинском центре «Медикавер» для онкобольных пациентов сохраняется бесплатно.

У женщин процедура длиннее и дороже, поскольку требует дополнительного приема лекарств (стоимость которых колеблется в диапазоне 20-25 тыс. грн) для наращивания фолликулов и яйцеклеток.

«В назначенный врачом день женщина приходит на пункцию, которую проводят под кратковременным общим наркозом, – объясняет Роксолана Семчишин. – Продолжается процедура минут 20. А уже через два часа женщина может идти домой. Стоимость пункции и криоконсервации яйцеклеток составляет примерно 15 тыс. грн».

Стимуляция яичников у женщин с онкологическими заболеваниями отличается от стимуляции у здоровых женщин. Поскольку у онкобольных пациенток нет много времени, используются специальные протоколы, позволяющие начинать стимуляцию с любого дня менструального цикла.

Когда же у пациентки нет 2-3 недель для стимуляции и забора яйцеклеток перед началом химиотерапии/облучения, тогда единственный выход – криоконсервировать ткань яичника. Именно такую уникальную процедуру провели в Медицинском центре «Медикавер» во Львове в январе 2019 года.

Фото сделаны во время Практикума по криоконсервации ткани яичника, прошедшем в МЦ «Медикавер» в ноябре 2018 года.

Криоконсервация ткани яичников

Впервые операция по забору ткани прошла не в том медицинском учреждении, где состоялась ее криоконсервация.

Процедуру по забору яичника (в данном случае врачи решили провести именно такую операцию, а не частичную резекцию) провели 16-летней пациентке Западноукраинского специализированного детского медицинского центра с тяжелым онкологическим диагнозом внескелетная саркома Юинга.

«Проведение забора ткани яичника на базе той больницы, где пациенты проходят другого рода вмешательства, значительно упрощает процесс его организации и делает финансово доступным, – рассказывает Ульяна Дорофеева. – Любое оперативное вмешательство в частном медицинском центре имеет свою прайсовую стоимость (примерно 15-20 тыс. грн.), не всегда «подъемную» для пациента с онкозаболеванием. В этом же случае она нивелируется. Например, девушке, с которой мы работали в январе, для проведения химиотерапии делали операцию по введению порта в брюшную полость, одновременно проводился забор спинного мозга. Наш забор яичника состоялся в комплексе. Соответственно, 16-летняя девушка не получала дополнительного наркоза, не было дополнительного пребывания в другом медицинском учреждении и дополнительных расходов».

Процедура криоконсервации ткани яичника специалистами эмбриологической лаборатории Медицинского центра «Медикавер» стоит около 13 тыс. грн. Это единственное, за что осталось заплатить пациентке.

Эта сумма достаточно велика для людей, начинающих дорогостоящее онкологическое лечение. Но пациенты должны знать о последствиях этого лечения для своего здоровья и существующих возможностях их предотвратить, чтобы могли вовремя и адекватно принимать решения.

В этом случае, операция девушке была полностью обеспечена государственными средствами. Не было никаких дополнительных платежей. И за это спасибо Западному специализированному медицинскому центру. Пациентка обеспечена всем: и препаратами для химиотерапии, и препаратами для наркоза. А врач-хирург Медицинского центра «Медикавер» Олег Бисярин провёл операцию бесплатно.

«Основная проблема, почему наши пациентки отказываются от этой процедуры – финансы, – говорит детский врач-онколог Роман Кизыма. – Не каждая может себе это позволить. Кроме того, попадая к нам, они больше переживают за преодоление основной болезни, чем о потере фертильности. Каждая из них рассуждает так: зачем мне думать о будущем материнстве, если через полгода я могу умереть. Еще одним фактором, который отпугивает, является потеря здорового яичника. Для онкобольных людей, большинство из которых и так теряет какой-то орган (почку, конечность и т.д.), трудно избавиться еще одного – абсолютно здорового. Поэтому очень трудно убедить девочек согласиться на такую операцию. Частичная резекция была бы более приемлемой».

Решение о частичной или полной резекции принимают врачи индивидуально для каждой пациентки. Именно в этом случае врачи Медицинского центра «Медикавер» советовались с израильскими коллегами, которые имеют большой опыт в таких операциях.

«При частичной резекции нужно было бы оперировать оба яичники, – объясняет Ульяна Дорофеева. – Потому что от одного нам не хватило бы материала – у детей объем ткани яичника значительно меньше, чем у взрослых. Кроме того, у двустороннего вмешательства больше рисков: падает объем обоих яичников, уменьшается их овариальный резерв, а еще, как после любого оперативного вмешательства, вокруг яичника могут образоваться спайки».

Врач-хирург Олег Бисярин, проведший эту операцию, добавляет: «Задача хирурга, который проводит забор ткани яичника – сделать это максимально экономно, не повредив клетки, которые в будущем будут возвращены пациентке. Индивидуальный подход и всесторонняя оценка ситуации – залог успеха. Технологии, благодаря которым можно сохранить ткани яичника, разрабатывались ведущими специалистами Израиля. Минимальное использование хирургических энергий, точное определение объема резекции позволяют не только дать шанс пациенткам в будущем стать мамами, но и сохранить функцию яичников».

Эмбриологи Медицинского центра «Медикавер» были предупреждены и ожидали контейнер с органом. Они оперативно, придерживаясь европейских методик, подготовили и криоконсервировали корковый слой яичника. Когда девушка полностью выздоровеет и захочет стать мамой, она сможет использовать его поэтапно, поддерживая свою репродуктивную функцию долгий период времени.

Дискуссии продолжаются

Несмотря на то, что в мире операции по криоконсервации ткани яичника проводятся уже в течение последних 10 лет, самым убедительным аргументом для украинцев будет успешный опыт рождения ребенка после трансплантации криоконсервированной ткани здесь, у нас. А этого нужно ещё ждать.

Если же говорить о международной практике, то, например, в США онкологи обязаны подписать с пациенткой чек-лист о том, что обсудили с ней угрозу потери репродуктивной функции и что пациентка проинформирована о возможных вариантах ее сохранения путем криоконсервации яйцеклеток, эмбрионов или ткани яичника.

В Израиле опции по сохранению фертильности для онкобольных покрывает медицинская страховка. Если государство берет на себя такие расходы, оно гарантирует каждой женщине такие услуги. Известно, что Израиль одна из немногих стран мира, где среднее количество детей в семьях составляет 7-8.

Украинские же врачи-онкологи говорят, что знают девушек, которым они успешно провели онкологическое лечение в пубертатном возрасте и которые через 5-7-10 лет успешно родили детей. Такие аргументы добавляют сомнений, что доступные методики по сохранению фертильности показаны и необходимы для всех пациенток с онкологией.

В самом деле, у всех ли происходят необратимые процессы в яичниках после химиотерапии? Ответ на этот вопрос зависит от многих факторов: вида терапии, количества циклов, используемых медикаментов и т. п.

«Мы готовы продолжать изучение этого вопроса, чтобы уметь определять, кому именно необходимый забор и криоконсервация ткани яичника, – отмечает медицинский директор «Медикавер» Украины. – Цели забирать ткань всем юным пациенткам с онкологией – нет. Первый принцип, которым мы руководствуемся – не навреди».

Репродуктивные технологии развиваются. И тот факт, что уже есть возможность проводить забор ткани яичника в комплексе с другими необходимыми для онкобольного пациента оперативными вмешательствами, безусловно увеличивает шансы стать счастливыми родителями в будущем, после успешно пройденной онкотерапии.

Текст: Светлана Рудева.

Фото: Зиновий Няй.